Бизнес центр Ноев Ковчег
УСЛУГИ ДЛЯ БИЗНЕСА
Услуги гостиниц
Отель "ЗОДИАК": Гостиница на час, ночь или сутки.
Есть парковка, ресторан.
Центр Москвы.
От 700 р/час.
7937
подробнее »
РАЗВЛЕКАТЕЛЬНЫЕ УСЛУГИ
ПОЛЕТЫ НА ВОЗДУШНЫХ ШАРАХ
Подъем аэростатов на мероприятиях, пневмофигуры, радиоуправляемые тепловые аэростаты. Cвободные полеты на воздушном шаре в Подмосковье
8063
подробнее »
БУХГАЛТЕРСКИЕ УСЛУГИ
ИНТЕРНЕТ-БУХГАЛТЕРИЯ
"МОЁ ДЕЛО"-больше, чем бухгалтерия! Регистрация ООО/ИП за 15 минут. Налоги, отчётность, взносы и расчет зарплаты - онлайн. Счета, акты, накладные в 2 клика.
5042
подробнее »
РЕКЛАМНЫЕ УСЛУГИ
ИЗГОТОВЛЕНИЕ и РАЗМЕЩЕНИЕ
Поможем выжать максимум из Вашей рекламы! Cкидки: 30%-50% на рекламу в Прессе, Интернете, на Радио и ТВ!!!
Бесплатный аудит рекламной кампании
8353
подробнее »
ЖИЛАЯ НЕДВИЖИМОСТЬ
ПРОДАЖА КВАРТИР
В ЖК "Венеция"
М/обл., г. Старая Купавна, 22 км от МКАД, ФЗ - 214. 1-комн. кв. Площадь: 40 м2, 3 этаж, есть лоджия. Ипотека. СКИДКА - 353 т/р.
7843
подробнее »
Сергей Борисов о чиновниках и малом бизнесе

Сергей Борисов о чиновниках и малом бизнесе
Президент «Опоры России» Сергей Борисов уверен, что без прозрачной системы поощрения и наказания начальников всех калибров малый бизнес в России будет продолжать топтаться на месте

Сергей Ренатович, в каком состоянии находится российский малый и средний бизнес?

Скорее в состоянии неопределенности, хотя действия правительства в течение предыдущих 4-5 лет, и особенно в 2009 году, пошли на пользу этому сектору экономики. Во всяком случае, не смотря на весьма непростые условия, в прошлом году сохранилась положительная тенденция увеличения количества субъектов предпринимательства. Правда, темпы роста замедлились - если в 2008 году он составил +10% к 2007-му, то в 2009-м предпринимателей и малых предприятий стало больше на 2,8%.


Можно сказать, что малый бизнес вышел из кризиса с высоко поднятой головой. Более того, если крупные предприятия были вынуждены осуществлять залповые выбросы работников, сокращать трудовые места, то малый бизнес в этом замечен не был. Это очень позитивно.

Неужели малые предприятия не разорялись?

Разорялись. Но это было переформатирование, перезагрузка малых предприятий, что вполне естественно. Они так или иначе работали на аутсорсинге или на субконтрактации с крупными предприятиями. И число новых предприятий увеличилось, хоть и не сильно.


Можно с уверенностью сказать, что малый бизнес во время кризиса был фактором стабилизации экономической стабильности: он «впитывал» рабочих, ушедших с крупных предприятий, и генерировал новые направления деятельности.
Во время кризиса я был в Камском индустриальном парке «Мастер», организованном при КамАЗе, где создано около 200 малых предприятий, изготавливающих различные комплектующие. При этом заказы распределяются на конкурсной основе - это очень позитивный момент: совершенно другая мотивация.

Этот опыт можно тиражировать в масштабах страны?

Нужно. Однако все большие начальники уже несколько лет ездят, смотрят, но почему-то не спешат внедрять.

Что мешает?

Недальновидность некоторых руководителей крупных региональных предприятий. Они полагают, что статус-кво сохранится: как раньше работали, так и будем работать.

Федеральная власть может чем-то помочь?

Федеральная власть подсказывает, но эти подсказки пока не подкреплены экономическими рычагами.

Что нужно сделать, чтобы эти рычаги появились?

Сейчас много говорится об энергоэффективности. Предлагается награждать крупные предприятия, которые внедряют энергосберегающие технологии, и наказывать тех, кто этого не делает. Такая ситуация принуждает искать новые решения. И эти решения предлагает малый бизнес, который приносит самые современные технологии с Запада, адаптирует их, разрабатывает свои энергосберегающие технологии. Это надо поощрять, нужна система мотивации. Я рассказал президенту об этом на комиссии по модернизации и инновациям в Томске и считаю, что это разумный путь - многие страны мира так делают.

Но основной вопрос - это механизм поощрения, которого как такового пока нет. Вспоминается старая поговорка: «Кто хочет что-то сделать - ищет способ, кто не хочет - находит причину»...

Абсолютно верно. Причины всем известны - леность, стереотипы советского прошлого, нежелание лечить экономику рынком. Только конкуренция может нас спасти, она делает чудеса. Чем больше предприятий, чем жестче конкуренция, тем сильнее борьба за заказ, выше производительность труда и качество продукции. А себестоимость ниже.


На Западе совсем другая организация бизнеса. Там почти нет крупных монолитных предприятий. Возьмем, например, концерн Toyota. По сути, это мозг, ядро, вокруг которого существует шлейф из десятков тысяч малых и средних предприятий, сидящих на субконтрактации. Таким же образом работает, в частности, Ruhrgas - крупнейший в Германии дистрибьютор природного газа.


Более того, все промышленные гиганты специально выращивают вокруг себя большой слой малых подрядчиков, дают им некоторые послабления на первое время. А потом пользуются преимуществами конкурентной системы. Это разумный подход людей, четко понимающих преимущества рыночной экономики. Тогда как в России лишь малая толика менеджеров крупных предприятий и руководителей субъектов Федерации понимают, зачем это нужно и как работает рыночная система. Поэтому в первую очередь следует прочищать мозги многочисленным начальникам. И я был бы очень рад, если бы федеральное правительство это делало.

Насколько, с вашей точки зрения, эффективен федеральный закон № 209, вступивший в силу 1 июля прошлого года? Как вы оцениваете его антикризисную составляющую? Какие еще регламенты необходимы для того, чтобы облегчить развитие малого и среднего бизнеса?

Закон - это лишь остов. Поэтому оценивать его эффект довольно трудно. Но он определяет для чиновников много векторов в самых разных направлениях: необходимо создавать как можно больше игроков, слушать сам бизнес, помогать создавать для него инфраструктуру, проводить диверсификацию по отраслям. Руководителям предписывается чаще общаться с представителями малого бизнеса.


Однако на сегодняшний день рано говорить о том, что административные барьеры сняты. Пока наблюдаются неплохие предпосылки к тому, чтобы они были существенно уменьшены. Это не значит, что мы сделали пожизненную прививку от произвола чиновников. Бюрократия имеет очень сложный изощренный организм, который прекрасно приспосабливается. Главное, что так и не решил 209-й закон - это парадигма вовлеченности всей государственной машины в созидание и развитие. У нас большинство чиновников занимают свое место ради функции, а не ради результата. Наши бюрократы занимаются главным образом комфортным обустройством собственной карьеры, вместо того чтобы увеличивать число предприятий, диверсифицировать их по направлениям, помогать сокращать издержки.

А разве зарубежная бюрократия делает не то же самое?

Вот вам пример: во время визита ОПОРЫ в Китай за нашей делегацией повсюду ходили местные чиновники и записывали буквально каждое слово. Мы спросили, зачем им это нужно, а нам ответили, что это делается для того, чтобы наше сотрудничество состоялось. Потому что зарплата китайских чиновников напрямую зависит от увеличения налоговой базы, роста ВВП и количества рабочих мест.


Я был потрясен столь эффективной системой мотивации управленческого аппарата. Спросил у представителей бизнеса, действительно ли это так. «Да, они наши помощники», - ответили мне китайцы. Вы представляете себе такую ситуацию у нас в стране?

У нас просто нет системы мотивации. Все зависит от личных качеств того или иного руководителя...

Медленно, но мы идем к тому, чтобы чиновников стало меньше, а их зарплаты были больше. Нищенское положение чиновника - это и есть ответ на вопрос, почему они занимаются самопрокормом себя и своих семей...

Можно посочувствовать чиновникам старшего поколения - они просто больше ничего не умеют делать. Но молодежь в этот «бизнес» идет вполне сознательно. Они что, не знают, какие там зарплаты? Знают. И сознательно идут на самопрокорм...

Их нужно ставить в четкие регламенты. Должна быть максимально прозрачная система, не позволяющая даже подумать о субъективном подходе к решению того или иного вопроса. Мотивация чиновника связана с его продвижением по службе, с социальными гарантиями, накапливающимися за время работы, с возможностью получить хорошую квартиру и машину. Это путь чиновника, и ему есть что терять.


У нас сейчас идет война чиновников с малым бизнесом - ожесточенная, изощренная, с применением рейдерства. Нам в ОПОРУ РОССИИ приходят тысячи писем от предпринимателей, которым просто не дают работать, захватывают их бизнес. Очень часто участниками этих захватов являются именно чиновники, но вывести их на чистую воду очень сложно. Причина в недостатках законодательства, а также в нерасторопности, пассивности и неадекватности судебной системы.

Чего не хватает малому бизнесу?

Понятно, что малого бизнеса должно быть намного больше: 20% ВВП и примерно такая же доля по занятости трудоспособного населения - для серьезной и стабильной экономики чрезвычайно мало. Должно быть примерно в три раза больше. В последнее время в министерствах и ведомствах появились отраслевые программы, ориентированные на рост количества субъектов малого бизнеса. Но это пока крайне слабые программы - они «видят» вперед не больше, чем на 2-3 года. А для нормального развития бизнеса нужен взгляд минимум на 10 лет вперед. Поэтому мы подталкиваем власти всех уровней к моделированию единой картины развития малого и среднего бизнеса. Необходимо четко понимать, каких механизмов не хватает, какую отрасль следует пропустить вперед, кому дать преференции в налоговой и других сферах.


Следует строить кластеры - территориально производственные комплексы, существовавшие в советские времена. Только тогда они базировались на плановой экономике, а теперь во главу угла ставятся рыночные принципы.
Я убежден, что каждый регион России многое может. И ярлыки депрессивности вешаются от лености и желания руководителей таких регионов жить за счет других. Психология просителя очень удобная: с одной стороны говоришь центру, что денег нет и, как следствие, требовать ничего нельзя, а с другой стороны, тем же аргументом можно оправдаться перед людьми. Дескать, я бы сделал, но центр средства не выделил.

Но есть действительно проблемные регионы. Тот же Северный Кавказ, например...

Это классическая территория малого бизнеса. Там можно собирать лекарственные травы, как это делается например, в альпийских республиках, проводить экскурсии, бутилировать столовую и минеральную воду, заниматься сельским хозяйством и переработкой его продукции. Дел - полно.


У нас есть целое министерство регионального развития. Мне не совсем понятно, чем оно занимается, кроме регулирования создания непонятных саморегулируемых организаций, которые стали просто перевертышами. Я вполне сознательно их так называю - они неадекватно восприняли закон о саморегулировании: бывшие министры захватили эти СРО, установили драконовские взносы и подмяли под себя мелкие предприятия. Простой пример, работа маляров. Их деятельность на конструкцию зданий не влияет, является составной частью генподряда и поэтому они вполне могут работать без специальной лицензии. Нам удалось отвоевать почти 400 таких видов деятельности, но альтернативы этой СРО нам создавать не давали.

Вы приводили в пример Китай, но там за такие вещи просто расстреливают...

У нас инерционная система, нам надо накопить негатива, а вот на корню сразу резануть и сделать правильно - не могут. Вот вы говорите о законе. Приняли 217-й закон федеральный, идеологически правильный, но сколько там всего, что не дает реально работать и создавать малые предприятия... Они не получили статус упрощенки, потому что там на 25% тупо зафиксирована доля государства. Зачем это делать? Не знаю. Интеллектуальная собственность в доле малого предприятия за рубежом может стоить от 2-3% до 20-30%. Она разновеликая, так как дальше все зависит от длинных вложений на продвижение товара. Это мировая практика показывает. У нас ограничение - 25%. Нет методики оценки интеллектуальной собственности, она еще не создана. Есть противоречие с Гражданским кодексом, когда ты обязан все согласовывать с собственником. В результате каждый ректор, создавая малое предприятие, должен бежать в Минфин или в Минобразования. Что это такое? Что мы, совсем не доверяем нашим ректорам? Это все обрезает крылья инновационному бизнесу.


Нужно усовершенствовать 159-й закон о малой приватизации. Во-первых, надо его продлять минимум на 3 года или сделать бессрочным, а он заканчивает свое действие в 2010 году. Соответствующий законопроект о продлении срока действия 159-го закона на 3 года уже внесен в Государственную думу РФ и запланирован к принятию этой весной. Также предложено Правительством РФ и планируется этой весной отменить НДС для покупателей по 159-му закону, что является давно ожидаемой мерой: уже пострадало много малых предприятий, которые при выкупе помещений платили НДС «сверху» рыночной стоимости. Следует предоставить возможность тем, кто в любое время добросовестно арендовал у муниципалитета помещение, стать соискателями на выкуп, даже если это имущество находится в перечнях имущества для поддержки того же малого бизнеса. Председатель Правительства Владимир Путин дал поручение Минэкономразвития разработать поправки в 159-ый закон о наделении малых и средних предприятий правом требовать продать им арендуемые помещения, которые включены в перечни государственного и муниципального имущества. У нас сейчас привязка 2 года после выхода закона в свет. Однако вполне было бы справедливо, если предприниматель смог выкупить помещение, арендуемое им не менее двух лет до подачи заявки на выкуп. До сих пор острой проблемой является то, что 159-й закон не распространяется на федеральное имущество, некоторые помещения ГУПов и МУПов, военные объекты, Малых предприятий - арендаторов такого имущества слишком много.

Через два года он уже не действует?

В случае непринятия закона о продлении срока действия 159-го закона - получается, да, и многие предприятия отсекаются. Хотя люди и после принятия закона добросовестно арендовали. Не нужно это помещение муниципалитету, так почему бы его не выкупить. Очень важно также распространить действие 94-го закона о госзаказе на закупки естественных монополий и госкорпораций. Кроме того, в это перечень следует включить Минобороны.

Они ведь не только военную технику закупают, но и сапоги, портянки и прочее.

Совершенно верно. Далее - нужно освободить малый бизнес от уплаты НДС при выкупе приватизированного преимущества. Дело в том, что малый бизнес на 92% состоит из плательщиков спецрежимов - упрощенки двух видов и патента. У нас только 8% малых предпринимателей работает на общей системе налогообложения. Поэтому НДС, который берется сверх оценки, мы считаем, излишней нагрузкой.

Много говорится о бизнес-инкубаторах. Большинство регионов ими вроде бы обзавелись. Но когда начинаешь сравнивать пропускную способность этих институтов с реальной численностью бизнеса, то становится не по себе: инкубатор на 30 мест, а численность субъектов малого бизнеса - 100 тыс.

Согласен. Это несоизмеримо. Что слону дробина. Хотя бизнес-инкубатор - форма хорошая. Она приживается, и повезло тому, кто имеет счастье попасть туда на три года... Однако требуется пристальное внимание федеральной власти за работой бизнес-инкубаторов.

А не используется ли это благо для своих, приближенных к власти предпринимателей?

Конечно, используется. Поэтому я убежден, что нам нужно совершенствовать систему отбора соискателей в бизнес-инкубаторы. Это должны быть особые, прежде всего инновационные, предприятия. Пока их очень мало - всего около ста, - а по нашим оценкам должно быть под тысячу.

По одному на каждый более или менее крупный город...

Вот именно! А у нас по одному на субъект. А если на Москву и Питер чуть больше одного, то на некоторые регионы вообще не хватает. В целом им, конечно, нужно учиться, потому что бизнес-инкубаторы сильно отличаются друг от друга. Я видел хорошие бизнес-инкубаторы в Финляндии, в Сингапуре. Они правильно строятся с точки зрения создания максимальных удобств для бизнеса - никаких хозяйственных забот, человек приходит и начинает сразу заниматься своим делом. Он платит раз в месяц или раз в квартал платеж, который зафиксирован по договору и больше не знает проблем ни с пожарными, ни с кем другим.

Есть администрация этого бизнес-инкубатора, которая решает все вопросы...

Это касается и промпарков - следующей категории инфраструктурного объекта, который помогает предпринимателям. Ведь три года заканчиваются, и дальше должен быть или технопарк, или промпарк - в любом случае малому предприятию в момент набора высоты лучше не оставаться один на один с хозяйственными заботами.


Возьмем Сингапур. Это маленький остров 28 на 22 километра. Но там работает около 60 бизнес-инкубаторов. Принцип, который предложил Ли Куан Ю, заключается в следующем: предложение всегда должно превышать спрос. Поэтому в сингапурских бизнес-инкубаторах всегда есть свободные места.

Кто нам мешает сделать то же самое?

Чиновник себя спрашивает: «А зачем я должен париться и создавать этот бизнес-инкубатор?»

Тогда вопрос: на каком уровне перестает быть «надо»? Президенту надо?

Убежден, что да. И он, и львиная доля нашего правительства искренне хотят позитивных перемен. Но чем ниже спускаемся, тем тише. У нас получается сначала амплитуда большая, а потом затухает, затухает и - все.

Каждая система стремится к минимуму, к затуханию энергии. Это понятно. Но ведь вы сами приводили в пример Китай, там почему-то этот чиновник заинтересован.

Мотивация.

Нашим руководителям кто мешает? Они и должны устанавливать задачи и мотивировать исполнителей на их выполнение. Задачи мы устанавливать научились, а мотивировать когда начнем?

Не умеем и даже не хотим учиться.

Но это в первую очередь касается премьера и президента...

Надеюсь, что очень скоро они поймут, что без серьезнейшей и детальной мотивации тех, кто за это отвечает, прогресса не будет. Я считаю, если есть прогресс в росте ВВП на своем вверенном чиновнику участке, то премиальные должны иметь точно такую же траекторию. Знаете, что сделал Ли Куан Ю в Сингапуре? Установил хорошую зарплату чиновникам, выстроил ее по определенному срезу топ-менеджеров крупных компаний. Получилось, что чиновники и бизнес оказались в равных условиях. Но бизнесмены рискуют, а бюрократы создают условия. И получается, если доход и ВВП падает, то и зарплата чиновников пропорционально снижается. Вы представляете, какой это стимул? Все сидят в одной лодке и гребут в одном направлении.

Сингапурцам наглядно продемонстрировали, что лодка у них одна, а у нас создается впечатление, что мы сами по себе, а власть имущие - сами по себе.

Да. Есть вектора, направленные в одну сторону, и они усиливают друг друга, а мы движемся навстречу - кто кого переборет.
Позвольте, зачитаю из Льюиса Кэрролла: «У нас, - сказала Алиса, с трудом переводя дух, - когда долго бежишь со всех ног, непременно попадешь в другое место». «Какая медлительная страна!» - сказала Королева. - «Ну, а здесь, знаешь ли, приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте! Если же хочешь попасть в другое место, тогда нужно бежать по меньшей мере вдвое быстрее!».


Мудрая мысль: чтобы оставаться на месте, надо бежать вперед. Я бы это вывел как основной закон бизнеса, и не только бизнеса, но и госуправления в том числе. Не хотите оставаться в хвосте, ребята, надо что-то делать.

Вы говорите, что много сделано для поддержки малого бизнеса в период кризиса. Но этому сектору досталось всего 1,6% от общих государственных субсидий. Как-то это тускло смотрится на фоне даже 20% ВВП.

Согласен. Это очень мало даже для старта, для искорки, для того, чтобы стартер завелся...

Такое впечатление, что мы с ручника заводимся постоянно...

Вы попали в точку. И инновационная модель у нас создается в ручном режиме, точечными проектами, без системных мер. Увы. А системные меры просто необходимы. Они заключаются не только в том, чтобы дать какому-то крупному игроку развить свой проект. У нас должна заработать вся система. Все должны созидать и быть за это вознаграждены. Мы должны сделать так, чтобы развиваться было выгодно. Но это не поощряется. Этому противятся.

Вам не кажется, что это из-за желания руководителей всех уровней - я здесь имею в виду и президента с премьером - все держать под личным контролем? А ведь проще контролировать десять «Автовазов», чем десять тысяч малых предприятий...

Проще, конечно. И хотя малый бизнес не сходит с повестки дня, я согласен с вами, что слова расходятся с делом. В США подсчитано, что доллар, вложенный в малый бизнес, приносит полтора. И представьте себе, какой это имеет социальный эффект, сколько людей заняты в семейном и малом бизнесе. Это политическая стабильность, потому что люди не болтаются, а заняты делом. Это здоровье нации, потому что они пить не будут - им некогда.

А как обстоят дела с кредитованием малого и среднего бизнеса?

Система кредитования превратилась в запретительную. Кредиты за 25-30% малый бизнес за редким исключением брал, но я не знаю, какой бизнес можно вести за такие «драконовские» проценты. Это что-то близкое к выращиванию марихуаны, торговле оружием и проституции.


Банки понять не трудно - они испытали огромное количество провалов с малым и средним бизнесом: выросло количество невозвратов, спрос падал, динамику рынка предсказать было просто невозможно. Но сейчас ситуация просто парадоксальная: деньги появились, банки предлагают кредиты под 15% годовых, но малый бизнес их не берет, так как не уверен, что будет дальше. Поэтому о завершении кризиса говорить очень рано. Кризис можно измерять спросом - если он устойчиво растет, то значит, ситуация улучшается. А если нас штормит и нет стабильности, то ничего хорошего пока не происходит...

Каков ваш прогноз на 2010 год и ближайшую перспективу?

Это уравнение с несколькими неизвестными. Есть несколько «если». Если госзаказ будет доходить до малого бизнеса, если электронные торги будут доступны для малых предприятий, если малые предприниматели будут все больше становиться собственниками площадей и земельных участков. Мы не говорим о сильном налоговом послаблении, но если будет адекватное администрирование, то малый бизнес будет развиваться. Если крупные предприятия обратятся лицом к малому бизнесу. Но таких предприятий нет.

Вы рисуете идеальную ситуацию. Что реально можно сделать для малого бизнеса в 2010 году?

Не жадничать. Дать малому бизнесу хотя бы 15 млрд рублей на стартапы. И разработать системные меры по стимулированию малых предприятий становиться инновационными и заинтересованными, развиваться и развивать экономику России.

 

Источник: www.b2bos.ru по материалам журнала "Финанс"

ИНТЕРВЬЮ

Хотите стать таким же успешным, как Дональд Трамп? Тогда узнайте секреты успеха миллиардера и нового президента США.

ИССЛЕДОВАНИЯ
РЕЙТИНГИ
АССОЦИАЦИИ
СМИ
КНИГИ

Аутсорсинг. 10 заповедей и 21 инструмент

Книга расскажет как за счет применения аутсорсинга ускорить внедрение инноваций в деятельность компаний, системно снизить издержки эксплуатации и сопровождения, избавиться от проблем с управлением вспомогательными процессами

    Rambler's Top100
страница создавалась: 0.169 сек   sql запросов: 9 (0.0068 сек)